История села Васькино и Богородицерождественского храма

Село Васькино известно еще со времен царя Иоанна Грозного. В 1584 году он подарил своему приказному дьяку Ивану Онофриеву землю в Подмосковье за то, что тот «зело борзо» и грамотно писал царские указы. На этих землях в ту пору стояло три крестьянских дома. Владельцем одного из них был крестьянин Васька. От слов «Васькино подворье» и пошло название деревеньки – Васькино. 

В начале XVII в. здесь была деревня, поместье Петра Игнатьевича Рыбина, а до него – Никиты Собынина.  Потом ею владели Венедикт и Галактион Маховы, у которых деревня была отписана на государя.

 Она стала сельцом, когда помещичий дом на берегу р. Люторицы построил Никита Наумович Беглецов, купивший её в 1640 г. От его вдовы Анны сельцо перешло к её брату Никите Филатьевичу Лихачёву, который завещал его в 1689 г. брату близкого к царю Алексею Михайловичу окольничего Алексея Тимофеевича Лихачёва и тоже окольничему Михаилу Тимофеевичу Лихачёву. В 1660 г. Михаил Тимофеевич был чарочником (придворный чин, в его обязанности входило подавать напитки на царский стол) при приеме царем Алексеем Михайловичем Грузинского царевича Николая Давыдовича и стоял у государева поставца; в 1664 г. находился при приеме великого английского посла. В 1675 г., будучи степенным ключником (ведал царскими погребами, наблюдал за доставкой напитков), находился в числе лиц, сопровождавших царя Алексея Михайловича к патриарху Иоакиму, у которого собралось высшее духовенство, или, как было принято называть, “власти”. Патриарх потчевал винами и медами, а царь “жаловал” от себя этих властей “чашами”, т. е. угощение происходило от имени царя. За поставцом сидели: думный дворянин, думный дьяк и Лихачев. В 1676 г. Лихачев был пожалован из стольников в стряпчие с ключом (дворцовый эконом). Начиная с 1676 г., Лихачев часто сопровождал царя Феодора Алексеевича в его богомольных походах в Троице-Сергиев монастырь, в Александровскую слободу, в Переяславль-Залесский и в монастыри этого города, а также в Саввин-Сторожевский монастырь в Звенигороде. В 1679 г. Мастерскую палату царя Феодора Алексеевича ведал “постельничий думный” Иван Максимович Языков; товарищем у него был Лихачев. По отзыву Артамона Сергеевича Матвеева, Михаил Тимофеевич Лихачев, подобно своему брату Алексею Тимофеевичу, был “великого разума и исполнен самого благочестивого состояния” и пользовался большим расположением царя Феодора Алексеевича. В 1679 году, при посещении Оружейной Палаты, царь пожаловал Лихачеву пищаль, вызолоченную в разных местах, работы олончанина Романова. В январе 1682 г., как видно из подписи под Соборным определением об уничтожении местничества, Лихачев занимал должность казначея. В половине мая 1682 г. во время стрелецкого бунта, последовавшего вскоре за смертью царя Феодора Алексеевича, Михаил Тимофеевич вместе с братом своим Алексеем Тимофеевичем едва уцелел и был выслан куда-то из Москвы. В 1685 г., когда был поставлен в архиепископы на Устюг Великий архимандрит Иосифа Волоколамского монастыря Александр, после обедни Лихачев сопровождал его на подворье. В 1686 г. он был окольничим. В 1688 г. Лихачев был назначен думным дворянином. В 1689—90 гг. он участвовал в крестных ходах, а в 1697—98 гг., кроме того, шествовал в Великую субботу, по царскому указу, за плащаницею, что было величайшей честью. В 1697 г. за плащаницею, кроме него, шли: бояре князь Михаил Черкасский и Алексей Петрович Салтыков и думный дьяк Емельян Украинцов; в 1698 г. Лихачев шел с Крутицким митрополитом, с боярином Никитой Петровичем Прозоровским и думным дьяком Емельяном Украинцовым. В 1690 г., в последний год заведования Оружейной Палатой боярина Петра Васильевича Шереметева, Лихачев определен был для присутствия в Оружейной Палате; в 1691 г. остался там главным судьей; в товарищи к нему был приставлен думный дьяк Кириллов с четырьмя дьяками. В 1694 г. Лихачев был назначен товарищем судьи в Казенный приказ и в приказ Большой Казны. В 1706 г., т. е. в год кончины своей, управлял Оружейной Палатой.

Михаил Тимофеевич Лихачев был женат дважды: 1) на Марфе Феодоровне Строгоновой и 2) на Татьяне Никитичне, фамилия которой неизвестна. У него было несколько человек детей, но все они умерли в младенчестве и погребены в Москве в Никитском монастыре, как видно из надгробной плиты, найденной там в 1889 г. Сын его Прохор, по прозванию Феодор, был комнатным стольником при царях Иоанне и Петре Алексеевичах; ему было пять лет и один месяц, когда его взяли “в комнаты”, а умер он 13-ти лет и 5-ти месяцев.

Кроме Васькино, у Лихачева были поместья и вотчины в Рузском, Медынском и Переяславль-Залесском уездах; в Московском уезде у него были земельные угодья, общие с братом, и отдельные владенья. Как он распорядился ими неизвестно.

В 1700 г. Михаил Тимофеевич построил в Васькино каменный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы в формах московского барокко. Храм изначально представлял собою бесстолпный четверик с двумя приделами (правый – в честь Воскрешения Лазаря и левый – в честь преподобномученика Никиты Переяславльского Столпника). После возведения церкви село получило второе название Рождествено. 

Вдова Михаила Тимофеевича Татьяна Никитична в 1708 г. продала село князю Матвею Петровичу Гагарину. В 1686 г. он – стольник (начальный придворный чин для молодых людей из знатных фамилий), в 1691-1693 гг. – помощник своего брата, воеводы в Иркутске, потом воевода в Нерчинске. По своему служебному положению князь мог дёшево приобретать дорого ценившиеся в России товары из Китая. Видимо, он злоупотреблял этим, потому что в 1700 г. возникло судебное дело по жалобе купца, которому князь не уплатил «работные» деньги за скупку для него драгоценных камней в Китае.

 В 1706 г. Матвей Петрович назначен начальником Сибирского приказа. С 1701 по 1707 г. вёл наблюдение за строительством шлюзов канала Волга – Дон. В 1707 г. назначен комендантом Москвы, укреплял город от возможного нападения шведов. В 1708 г. назначен первым губернатором Сибири. В 1715 г. Матвей Петрович был вызван в Петербург для дачи показаний о сокрытии поступлений от торговых сделок. Во время следствия он жил в Сибири и исполнял свою должность. В 1719 г. арестован, даже просьбы императрицы не смогли сломить решимость Петра I, и в 1721 г. князь был повешен в присутствии царя за злоупотребление служебным положением и упорство в укрывательстве пособников, первым из которых был А.Д. Меншиков. Очень долго его тело не снимали с виселицы. 

В 1708 г. Васькино купил Автомон Иванович Головин. В 1721 г. село перешло к его сыну Николаю Автомоновичу, по смерти которого в 1731 г. – к его вдове Анне Ивановой (вторым браком она сочеталась с Бредихиным) с детьми Сергеем, Татьяной, Аграфеной, Марфой и Дарьей. В 1743 г. по разделу досталось Сергею Иванову (ум. 1746), после его смерти – матери и сёстрам Аграфене Тютчевой и девице Марфе. С 1770 по 1785 г. селом владел генерал В.И. Измайлов. После него Степан Егорович Кротков, небогатый дворянин, имевший 300 душ крестьян, к которым за 40 лет прибавил ещё 10000. Екатерина II ставила его русским помещикам в пример как образцового хозяина. Его богатство имело источником пугачёвский бунт: во время разгрома Симбирской губернии, проезжая деревней Кроткова, Пугачёв полюбил месторасположение и обратил её в своё главное становище. Когда бунтовщикам пришлось отступить, Степан Егорович выгреб из подвалов и ям своей усадьбы кучу золота и церковной утвари. Церковное, разузнавая, где что было похищено, он вернул. На остальное (тысяч на 300), когда вышло оповещение от правительства, что всё оставленное бунтовщиком поступает в пользу владельцев, в чьих местах он останавливался, Кротков накупил имений, и, будучи хорошим хозяином, год от году приобретал всё более.

В 1795 г. усадьба перешла к князю Дмитрию Михайловичу Щербатову (1760-1839), сыну историка М.М. Щербатова, и тогда же храм с. Васькино-Рождествено был перестроен по прошению матери нового владельца княгини Натальи Ивановны Щербатовой (ум. 1798) в формах ложной готики. Кроме того, в стенах пробили три больших арочных проема, вновь выстроили колокольню. Дмитрий Михайлович учился в Кенигсбергском университете, служил в лейб-гвардии Семёновском полку, вышел в отставку полковником. По отзыву современника, он был «умён, богат, мало честолюбив, очень самостоятелен, донельзя своенравен и своеобычен, очень самолюбив, чрезвычайно капризен, барски великолепен в замашках и приёмах, отчасти склонен к похвальбе и превозношению». «Чудак не последний… он нисколько ни в чём не похож был ни на богатого помещика, ни на потомка Рюриковичей, человек преимущественно во всём сдержанный, опрятный, щеголеватый, чуждый ухваток и наших русских бар, и разных помещиков средней руки. Да, кажется, он с ними и не якшался, а жил более в тесном своём семейном кружке, с тремя детьми». Он рано овдовел и остался с единственным сыном Иваном (1794-1829) и дочерьми Елизаветой и Наталией.

Князь Дмитрий Михайлович Щербатов
Он был опекуном оставшегося без родителей Петра Яковлевича Чаадаева (1794-1856), в будущем – знаменитого
русского религиозного философа и лицейского друга А.С.Пушкина, который поматери (Наталье Михайловне Щербатовой, ум. 1797 г.) приходился племянником князьям Щербатовым и внуком известному русскому историку. Ныне существующий усадебный дом был построен в 1822-1825 гг. деревянным, перестроен в камне с сохранением внешних форм в 1969 г. Боковые крылья дома объединены с центральной его частью крытыми переходами. Сын князя Дмитрия Михайловича Щербатова, Иван Дмитриевич, вступил в армию в 1812 г. вместе с двоюродным
братом П.Я. Чаадаевым. В 1820 г. произошли волнения в Семёновском полку, солдаты государевой роты в знак протеста против издевательств нового командира полка и некоторых офицеров оказали им неповиновение (интригами Аракчеева командир полка Потёмкин был заменен Шварцем, который должен был «подтянуть»
полк). Во время волнений Иван Дмитриевич не был в полку, находясь в отпуске в с. Рождествено (Васькино). Но, узнав о событиях в Петербурге, он имел неосторожность написать приятелю по службе, полковнику Ермолаеву: «Ты не поверишь, как жалко мне было узнать, что офицеры не остались при солдатах… нашему брату не нужно было отставать в благородной решимости сих необыкновенно расположенных людей». Письмо перехватила тайная полиция, Ермолаев и Щербатов были арестованы и отправлены в Витебскую крепость. Следствие тянулось почти шесть лет. Щербатова обвиняли в том, «что он в присутствии своём допускал нижних чинов его команды забавляться неприличными шутками на счёт своего полкового командира Шварца». В Васькине был произведён обыск. В 1826 г. после суда над декабристами Иван Дмитриевич Щербатов был разжалован и рядовым послан на Кавказ, где умер от чахотки в 1829 г. После смерти отца усадьбой владела Елизавета Дмитриевна Щербатова (ум. 1885), оставшаяся в
девицах, затем потомки её сестры Натальи Дмитриевны (1795-1884), которая вышла замуж за князя Фёдора Петровича Шаховского (1796-1829, владел с. Верзилово в Серпуховском уезде, ныне в Ступинском районе Московской области). Он, член «Союза спасения» и «Союза благоденствия», в 1826 г. был арестован в Нижнем Новгороде и сослан в Сибирь. В Туруханске помог деньгами жителям, пострадавшим от неурожая, что повлекло за собой следствие о правильности выдач денежных сумм декабристам, находящимся на поселении, гражданским губернатором
Степановым (выдавал больше положенного). Шаховскому было запрещено лечить и обучать местных детей, по предписанию из Петербурга он был переведён в другой город (Енисейск). Вскоре лишился рассудка. С.И. Кривцов писал в письме А.Г. Муравьёвой: «Проезжая через Енисейск, я нашёл бедного Шаховского в жалком положении: худой, тусклые и блуждающие глаза, сотрясается непрестанно конвульсивными движениями… я не мог извлечь из него ни одного осмысленного слова. Он говорил мне о своих беседах с Богом, о непрекращающихся искушениях его дьяволом, об его конституции, по которой уже управляют Сибирью… и всё это выпаливается с такой скоростью и так перемешано, что можно подумать, будто слышишь речь сразу нескольких человек… Он прошлой зимой получил портреты своих детей. Это так возбудило его, что вскоре он впал в состояние, в котором я его нашёл». Прошение жены о переводе больного в отдалённое имение было отклонено Николаем I, но повелено перевести его в Суздальский Спасо-Евфимиевский монастырь. Жене было разрешено, живя поблизости, иметь попечение о муже. При пересылке из Енисейска в Суздаль он обморозил ноги. В монастыре Фёдор Петрович 6 мая 1829 г. объявил голодовку и продолжал её до смерти 22 мая.
Сын Фёдора Петровича и Натальи Дмитриевны, генерал-адъютант и генерал-лейтенант, князь Иван Фёдорович Шаховской (1826-1894) отличился в Крымской войне, с 1866 г. командовал лейб-гвардии уланским полком, с 1892 г. он, генерал от кавалерии, был начальником Киевского военного округа, командиром гвардейского корпуса. Он был женат на графине Екатерине Святославовне Бержинской. Его брат, князь Дмитрий Фёдорович Шаховской (1821-1867), военный, рано вышел в отставку, на два срока избирался серпуховским уездным предводителем дворянства. Его жена – Наталья Борисовна (1820-1906, урождённая княжна Святополк-Четвертинская). Наталья Борисовна Шаховская прославила своё имя неутомимыми трудами на милосердном поприще помощи всем страждущим. Её община сестёр милосердия «Утоли моя печали» – одна из наиболее известных и почитаемых в России.
 
 
 
брат Чехова
Чехов М.П.

Сын Ивана Фёдоровича, князь Сергей Иванович Шаховской (1865-1908), земский начальник, владел усадьбой Васькино с 1895 г. Он был знакомым и соседом по имению А.П.Чехова, который часто посещал Васькино, был крёстным дочери Сергея Ивановича Наталии (род. 1894). В церкви венчался и брат писателя – Михаил.

Брат Сергея Ивановича Дмитрий Иванович Шаховской (1861-1939) был государственным и общественным деятелем. Член 1-й Государственной думы, избран её секретарём и руководителем фракции кадетов.

 
Шаховской Дмитрий Иванович
Шаховской Д.И.

После Февральской революции – министр Временного правительства, с августа 1917 г. член комитета «Совет общественных деятелей». В 1918 один из учредителей Союза возрождения России, имевшего целью борьбу с большевиками, но вскоре отошёл от общественной деятельности. Автор ряда работ по истории развития общественно-политической мысли и кооперативному строительству. В 1939 г. расстрелян.Сергей Иванович Шаховской разорился и продал усадьбу. Ею владел инженер В.Н. Семенкович, племянник поэта А. Фета. Он устроил здесь дорогой пансионат для состоятельных жителей Москвы. Владимир Николаевич Семенкович (1863-?) – автор нескольких брошюр и книги «Север России в военно-морском и коммерческом отношениях» (М., 1894). Семенкович помогал Чехову во время всенародной переписи 1897 года.

До нашего времени сохранились усадебный дом, каретный сарай, хозяйственные постройки начала XX в., парк и пруды.

1999 год. Автор фото - Андрей Афанасьев

В советское время храм внесли в число памятников культуры государственного значения, однако это не спасло его от разрушения. В 1930 году было принято решение о закрытии церкви и «передаче ее в ведение сельсовета для использования под клуб». Позднее здание храма стали использовать как гараж, в стене был пробит проем для въезда грузовых машин, в центре храма устроили смотровую яму. К началу 1990-ых годов сохранились лишь первый ярус самого храма и первый ярус колокольни.

1985 год

Церковь была передана общине в ноябре 1997 года, богослужения возобновлены в апреле 1998 года, первая Литургия была совершена 11 июля 1998 г. Долгое время богослужение происходило в аварийных условиях, однако воссоздание храма началось: был сделан проект реставрации, а в 2002 году наступила активная фаза реконструкции. К 2010 году церковь была фактически отреставрирована.

21 сентября 2010 года по благословению митрополита Ювеналия архиепископом Можайским Григорием при большом стечении народа, для которого храм стал поистине родным, был совершен чин великого освящения.